ПРОЕКТЫ      21.10.2021

Акция «СОХРАНИТЬ И ПЕРЕДАТЬ» – ИСТОРИЯ СЕМЬИ БУЛЛЕР

Всем «Буллочкам» посвящается.

ИСТОРИЯ СЕМЬИ БУЛЛЕР.

Меня зовут Бакланова Анжелика, я родилась и выросла в смешанной семье – отец русский из Удмуртии, а мама немка из Украины. Встретились они в Казахстане, в Павлодарской области. Моя мама Буллер Луиза Вильгельмовна родилась 26 марта 1932 года в селе Екатериновка Константиновского района Сталинской (Донецкой) области. Её отец – Буллер Вильгельм родился 15 февраля 1888 года, умер 25 января 1938 года (его родители Буллер Абрам, Дридигер Маргарита), её мама Лепп Анганета родилась 17 ноября 1897 года, умерла 14 февраля 1976 года (её родители Лепп Корнелиус, Андризен Гелена). В их большой и дружной семье было шестеро детей Вильгельм, Анганета, Анна, Мария, Луиза и младший Андрий, который родился уже после смерти отца в 1938 году.

В Казахстане их имена «обрусели»: Василий, Наташа, Елизавета, Андрей. Мама всегда с нежностью вспоминала своё детство, большой дом и сад. Семья не бедствовала, хоть бабушка рано осиротела, но она вышла замуж за состоятельного человека. У них была то ли кузница, то ли мастерская, которую дедушка отдал в колхоз имени Тельмана, где работал бригадиром. В двадцатые годы прошлого века многие немцы стали переезжать в Америку, страшась Советской власти, так и семья Буллер засобиралась в дорогу, но в последний момент дедушка Вильгельм передумал, а его братья и сёстры уехали в Канаду. В семидесятые и восьмидесятые годы мы поддерживали с ними связь, оттуда даже приходили посылки.

Буллер Вильгельм, Анганета, дочь Анна, середина двадцатых годов прошлого века

Я думаю, что мой дедушка много раз пожалел, что остался. До 1937 года они жили очень хорошо, дети ходили в школу, на праздники собирались всем селом, веселились, в будни усердно трудились. А потом начались аресты, мужчин становилось всё меньше и меньше, кого-то сразу расстреливали, кому-то давали большие тюремные сроки. Беда не обошла стороной и нашу семью. После ареста деда Вильгельма в дом пришли военные с обыском. С ними был переводчик односельчанин. Когда они всё перерыли, моя мама сказала, а ей было всего пять лет: «Сейчас возьму большой камень и как кину им в голову!» Переводчика попросили перевести её слова, но он не сказал правды, чтобы не навлекать других бед. 30 декабря 1937 года дело против Буллер Вильгельма было прекращено за недостаточностью обвинения, но его не освободили, а в январе 1938 дедушки не стало. У моей бабушки была племянница Мика, она была ей почти ровесница, они дружили, её мужа тоже арестовали, тогда Мика со своей дочерью Ритой переехали к ним жить. Рита, в свою очередь, была ровесницей моей мамы Луизы, их дружба продлилась на всю жизнь. Когда я бываю в Павлодаре, то обязательно иду в гости к дочери Риты Антонине. Нам всегда есть о чём поговорить, кого вспомнить.

В сентябре 1941 года в селе Екатериновка всем жителям объявили, что их эвакуируют, дали сутки на сборы, сказали, что они уезжают ненадолго и много вещей брать не надо. Это была депортация. Анганета и Мика стали собираться в дорогу, они напекли сдобных булочек – твейбак, разрезали их пополам, клали туда кусок сливочного масла и сушили в печи. С собой взяли самое ценное – фотографии, библии, шпрухи. Дорога была очень трудной, страшной. Я много слышала от мамы, как они добирались под бомбёжками. Когда их эшелон начали бомбить фашисты, женщины, дети, старики кинулись бежать в разные стороны. Моя мама и Рита с ужасом вспоминают семью, которая бежала впереди, упала бомба и их разнесло на куски, а женщина всё ещё двигалась без головы. Девочкам было по девять лет, эта психологическая травма осталась на всю жизнь. Фашисты бомбили до тех пор, пока женщины не натянули белые простыни над головами. В ноябре 1941 года они прибыли на спецпоселение в Кагановический район Павлодарской области, сняли с учёта 31 января 1956 года. Сколько унижений и страданий им пришлось пережить за это время. Голод, холод, тиф, полное бесправие. Чтобы не умереть от голода они собирали конский навоз и выковыривали зёрна овса, промывали и варили. Пасли телят местных жителей, босиком по инею, по обледенелой земле, им приходилось убегать от волков, вцепившись за хвосты телят. Старших детей – Вильгельма и Анганету (они были названы в честь родителей) забрали в трудармию. Анганета была смелой девушкой, она сбежала и пришла домой пешком из Восточного Казахстана. Каким-то чудом избежала наказания. Василий (Вильгельм) так и остался жить в Лениногорске (Риддер), потом к нему перебрался и младший брат Андрей. В начале девяностых годов Анганета, Анна, Мария и Андрей иммигрировали в Германию, Василий не захотел уезжать из-за своего возраста, а мама – потому что отказался переезжать наш папа.

Свою бабушку я называла Ома, она умерла, когда мне было семь лет, перед смертью она долго болела, у неё помутился рассудок. Но я знаю её, как добрую, умную, стойкую женщину, она всегда очень хорошо выглядела, дома носила длинный передник, а когда выходила из дома, то всегда обувала ботиночки на каблучках, надевала плюшевое пальто, шляпку и брала лаковый ридикюль. В моей памяти отложился один случай из детства: мы с Омой пошли на соседнюю улицу, к тёте Анне, но по дороге нас ждала целая стая гусей, они вытягивали шеи и шипели. Мне стало страшно, но Ома сказала: «Иди и ничего не бойся, они сами будут бояться тебя.» Я до сих пор не боюсь гусей.

Наш самый любимый семейный праздник Рождество. Мы готовились к нему задолго до 24 декабря. Искали стихи на тему Рождества, учили и с трепетом ждали сочельника. Вечером 24 числа собирались у кого-нибудь дома, устраивались поудобнее возле ёлки и читали стихи, пели песни, пили чай и расходились по домам. Обычно в этот вечер стояла хорошая погода, тихо падал мягкий пушистый снег, ложился снежным покрывалом на землю и скрипел под нашими валенками. Мы быстро ложились спать и боялись закрыть глаза, чтобы не пропустить приход Деда Мороза, но сон всегда брал верх и мы засыпали, а утром нас ждало волшебство. Другое слово подобрать невозможно, как Дед Мороз догадывался чего мы хотим под ёлку? Где брал эти подарки в эпоху дефицита? Мы соскакивали с кроватей, будили тех, кто ещё спит и разбирали всё, что лежало под ёлочкой. Это и есть счастье. Я и мои сёстры с особенной теплотой вспоминаем те дни, когда в нашем доме собирались мамины родственники, в основном женщины, носители фамилии Буллер. На столе стояли немецкие пироги, булочки, чашки с чаем. Мама с тётушками всегда вспоминали хорошее, что было в их жизни, весело смеялись, шутили. Мы их называли ласково «Буллочки».

Организатором Проекта выступил Общественный фонд «Казахстанское объединение немцев «Возрождение» (далее – ОФ «Возрождение» @wiedergeburtkz
Работа написана в рамках Семейной творческой акции «СОХРАНИТЬ И ПЕРЕДАТЬ» #сохраниипередай

ЕЩЕ НОВОСТИ все новости

12.06.2021

Международный день защиты детей в немецком доме

1 июня в кыргызско-немецком доме прошло праздничное мероприятие посвящённое Дню защиты детей. Ребятам …

17.12.2019

Heiliger Abend

Am 14. Dezember fand im Deutsch-Kirgisischen Haus die Heiligabendveranstaltung statt. Unsere Gäste verbrachten …

17.09.2021

Projekts «Das sommerliche Sprachcamp am Isik- Kyl See“

Von 15.08 bis 25.08 im Rahmen des Projekts „Das sommerliche Sprachcamp am Isik- …